Карлос Кастанеда. Путь воина

Стремление к совершенствованию духа воина -
единственная задача, достойная человека.
Кастанеда.

В который раз перечитал Кастанеду об учении «пути воина», решил не полениться и сделать выписки  избранных мыслей из этой книги, ну и, конечно, поделиться с вами результатом этих трудов.

Предлагаю вам свои выписки пока только из первых четырех книг. Это «Учение Дона Хуана», «Отдельная реальность», «Путешествие в Икстлан» и «Сказки о силе». Для тех, кому будет интересно заглянуть в контекст какой-либо выдержки, указываю страницу каждой из них (книга выпущена под издательством «София», 2007 год).


***

Человек идёт к знанию так же, как на войну – полностью пробужденный, полный страха, благоговения и безусловной решимости. Только выполняющий эти условия застрахован от ошибок, за которые придется платить; лишь при этих условиях он не будет действовать наугад. Если такой человек и терпит поражение, то он проигрывает только битву, а об этом не стоит слишком сожалеть.(с. 29)

- Ты на меня не сердишься? –Нет. Я никогда ни на кого не сержусь. Ни один человек не сможет сделать ничего такого, что заслуживало бы такой моей реакци. На людей сердишься, когда чувствуешь, что их поступки важны. Ничего подобного я давно не чувствую. (с. 41)

Человек знания – это тот, кто добросовестно и с верой переносит лишения и тяготы. (с. 46)

Первый природный враг: Страх! А что нужно делать, чтобы одолеть страх? Не убегать. (с. 48)

Имеет ли твой путь сердце? Если есть, то это хороший путь; если нет, то от него никакого толку. Один путь делает путешествие по нему радостным: сколько ни странствуешь – ты и твой путь неразделимы. Другой путь заставит тебя проклинать свою жизнь. Один путь дает тебе силы, другой - уничтожает тебя. (с. 60)

Я понятия не имею, зачем и что можно изменять в моих ближних. (с. 119)

Быть воином – это самый эффективный способ жить. Воин сомневается и размышляет до того, как принимает решение. Но когда оно принято, он действует, не отвлекаясь на сомнения , опасения и колебания. Впереди – еще миллионы решений, каждое из которых ждет своего часа. Это – путь воина. (с. 134)

Все вещи и явления в мире равнозначны в том смысле, что они одинокого не важны. Так же как ни одна вещь не может быть важнее другой. Все явления, вещи, действия имеют одинаковое значение и поэтому не являются чем-то важным. (с. 155)

Человек знания живет действием, а не мыслью о действии. Он выбирает путь сердца и следует по этому пути. Он знает, что все равнозначно. У него нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить. В таких условиях контролируемая глупость - единственное, что может связывать его с ближним. (с. 156)

Быть победителем и быть побежденным – одно и то же. К знанию или на войну идут со страхом, с уважением, с сознанием того, куда идут, и с абсолютной уверенностью в себе. В себя ты должен верить. (с. 158)

Для меня нет ни побед, ни поражений, ни пустоты. Все заполнено до краев и все равно, и моя борьба стоила моих усилий. Чтобы стать человеком знания, нужно быть воином. Бороться не сдаваясь, не жалуясь, не отступая, бороться. Человек знания любит, и все. Он любит всех, кто ему нравится, и все, что ему по душе, но он использует свою конролируемую глупость, чтобы не заботиться об этом. (с. 159)

- Что делать Дон Хуан? - Живи как воин. Я уже говорил тебе, что воин принимает ответственность за все свои действия, даже за самые пустяковые. (с. 185)

«Быть побежденным» - это состояние, образ жизни, от которого побежденный не может уйти. Люди делятся на две категории – победители и побежденные.(с. 188)

Только воин может выжить. Воин знает о своем ожидании и знает, чего он ждет. Когда он ждет, у него нет желаний, и поэтому какую бы малость он не получил, это всегда больше, чем он может взять. Если он хочет есть, то найдет путь, потому что не голоден. Если он ранен, то справиться с этим, потому что не страдает от боли. Быть голодным или страдать от боли означает, что сила голода или боли уничтожает тебя.(с. 191)

У меня нет ненависти ни к кому. Все равны. Угнетатель и угнетенный в конце встречаются, и единственное, что преобладает, - это то, что жизнь была слишком короткой для них обоих. Мои родители жили как индейцы и умерли как индейцы, и никогда не знали, что они были прежде всего людьми.(с. 191)

При помощи воли и терпения воин добивается всего, чего хочет.
У тебя нет больше времени ни на отступления, ни на колебания. (с. 192)

Отказывая себе в чем-либо, человек потакает себе, идя на поводу самолюбия или даже самовлюбленности. Самоограничение – самый худший и самый злостный вид индульгирования.
Воля – это то, что заставляет тебя побеждать, когда твой рассудок говорит тебе, что ты повержен. Воля – это то, что делает тебя неуязвивым. (с.193)

Тебе нужно отречься. Отрешенность – это молчаливая страсть, которую воин испытывавет к жизни и ко всему, что в ей есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует все, ни к чему не привязываясь.
Отрешенный воин знает, что у него есть только одна поддержка – сила его решений. Он должен быть мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что сам целиком отвечает за свой выбор и что если он однажды сделал его, то у него нет больше времени для сожалений или упреков в свой адрес. С осознанием своей смерти, своей отрешенности и силы своих решений воин размечает свою жизнь стратегически. Поэтому он выполняет все со вкусом и страстной эффективностью. (с. 196)

Воин относиться ко всему с уважением; он не идет напролом без необходимости. Воин никогда не сдается, даже перед лицом смерти. Воин ни у кого не идет на поводу; он сам по себе и всегда недоступен. Вовлекаясь во что-то, он всегда полностью осознает, что делает. (с. 213)

Воин недоступен. Он никогда не стоит посреди дороги, ожидая, пока что-нибудь его пришибет. (с.214)

Воин никогда не берет на себя груз, который не в силах нести. (с. 228)

Дух воина не привязан ни к индульгированию, ни к жалобам, как не привязан он ни к победам, ни к поражениям. Единственная привязанность воина – битва, и каждая битва, которую он ведет, - его последняя битва на этой земле. Поэтому исход ее для него практически не имеет значения. В этой последней битве воин позволяет своему духу течь свободно и ясно. (с. 235)

Воин знает, что он на пути сердца, когда он един с этим путем, когда переживает огромное спокойствие и удовлетворение, идя по нему. (с. 236)

Когда мы перестаем разговаривать с собой, мир такой, каким он должен быть. Мы обновляем его, мы наделяем его жизнью, мы поддерживаем его своим внутренним диалогом.
Мир такой-то и такой-то потому, что мы сказали себе, что он такой-то и такой-то. Если мы перестанем говорить себе, что он такой, то он перестанет быть таким.
Мир необъятен. Мы никогда не сможем понять его. Мы никогда не разгадаем его тайну. Поэтому мы должны принимать его таким, какой он есть, - чудесной загадкой. (с. 237)

Воин относится к миру как к бесконечной тайне, а к тому, что делают люди, - как к бесконечной глупости. (с. 238)

Для мага все наполнено смыслом. Мы всегда должны брать ровно столько, сколько нам нужно. (с. 241)

Все понять – невозможно. Сводя все к пониманию, ты ограничиваешь свои возможности. (с. 260)

Люди, как правило, не отдают себе отчета в том, что в любой момент могут выбросить из своей жизни все что угодно. Вот так. Бросить пить или курить – вообще дело плевое. Эти привычки - ерунда, ничто, если мы намерены от них отказаться. (с. 275)

Личную историю следует стереть для того, чтобы освободиться от ограничений, которые накладывают на нас своими мыслями другие люди. (с. 279)

Если у человека нет личной истории, то что бы он ни сказал, ложью не будет.
Ты просто должен показывать людям то, что считаешь нужным, но никогда не говори, как достиг этого. (с. 280)

Пока ты чувствуешь, что наиболее важное и значительное явление в мире – это твоя персона, ты никогда не сможешь по-настоящему ощутить окружающий мир. (с. 284)

Если ты что-то решил, нужно идти до конца, но при этом необходимо принять на себя ответственность за то, что ты делаешь. Что именно человек делает – значения не имеет, но он должен знать, зачем он это делает, и действовать без сомнений и сожалений. (с. 294)

Принять на себя ответственность за свои решения – это значит быть готовым умереть за них. В мире, где за каждым охотится смерть, не может быть маленьких и больших решений. Здесь есть лишь решения, которые мы принимаем перед лицом своей неминуемой смерти. (с. 297)

Чтобы быть охотником, необходимо находиться в совершенном равновесии со всем-всем в мире. (с. 303)

Искусство охотника заключается в том, чтобы сделаться недостижимым.
Быть недостижимым – значит бережно прикасаться к окружающему миру. Съесть не пять перепелов, а одного. Не калечить растения лишь для того, чтобы сделать жаровню. Не пользоваться людьми, не выжимать из них все до последней капли, оосбенно из тех, кого любишь.
Быть недоступным – значит сознательно избегать истощения, бережно относясь к себе и к другим. Это значит, что ты не поддаешься голоду и отчаянию.
Охотник знает, что в его ловушки еще не раз попадет дичь, поэтому он не бспокоится. Беспокойство неизбежно делает человека доступным, он непроизвольно раскрывается.
Быть недостижимым – вовсе не означает прятаться или скрываться. И не означает, что нельзя иметь дело с людьми. Охотник обращается со своим миром очень осторожно и нежно, и не важно, мир ли это вещей, растений, животных, людей или мир силы. Охотник находится в очень тесном контакте со всоим миром, и тем не менее он для этого мира недоступен. Он не выжимает из своего мира все до последней капли. Он слегка касается его, оставаясь в нем ровно столько, сколько необходимо, и затем быстро уходит, не оставляя никаких следов. (с. 313)

Быть охотником – значит не только ставить ловушки. Охотник добывает дичь не потому, что устанавливает ловушки, и не потому, что знает распорядки своей добычи, но потому, что сам не имеет никаких распорядков. Охотник свободен, текуч и непредсказуем. (с. 316)

Есть люди, которые очень аккуратно и осторожно относятся к природе своих поступков. Их счастье – в том, что они действуют с полным осознанием того, что у них нет времени. Поэтому во всех их действиях присутствует особая сила, в каждом их поступке есть чувство.
Поступки обладают силой. Особенно когда тот, кто их совершает, знает, что это - его последняя битва. В действии с полным осознанием того, что это действие может стать для тебя последним на эемле, есть особое всепоглощающее счастье. (с. 322)

Охотник тщательно взвешивает каждый свой поступок. Он действует рассудительно, так, словно каждое его действие – последняя битва. Охотник с должным уважением относится к своей последней битве. И вполне естественно, что последний поступок должен быть самым лучшим. (с. 323)

В жизни воина нет места для жалости к себе. (с. 339)

Воин прежде всего охотник. Он учитывает все. Но, закончив свои расчеты, он действует. Он отпускает поводья рассчитанного действия. И оно совершается как бы само собой. Это – отрешенность. Воин никогда не уподобляется листу, отданному на волю ветра. Никто не может сбить его с пути. Намерение воина непоколебимо, его суждения – окончательны , и никому не под силу заставить его поступать вопреки самому себе. Воина можно ранить, но обидеть его – невозможно. (с. 346)

Верь своей личной силе. Это – единственное , что есть у человека в этом таинственном мире. Воин безупречен, если он доверяет своей личной силе. (с. 376)

Вопросы истины и лжи беспокоят обычного человека, ему важно знать, что правда, а что нет. Воину до этого ровным счетом нет никакого дела. (с. 391)

Воин выигрывает свои битвы не потому, что он бьется головой о стены, а потому, что берет их. Воин прыгает через стены. Он не преуменьшает их. (с. 468)

Воин ни в чем не нуждается. У него есть все необходимое для этого экстравагантного путешествия, которым является наша жизнь. Я пытался научить тебя тому, что реальным опытом должен быть сам человек, и все, что для этого нужно, - быть живым. Жизнь – это маленькая прогулка, которую мы предпринимаем сейчас, жизнь сама по себе достаточна, сама себя обьясняет и заполняет.
Воин в смирении принимает себя таким, каков он есть. (с. 469)